От чего страдает бизнес

Новости компании

Наталья Осадчая, Со-основатель Агентства S&P, Советник по вопросам инвестиционных рисков. Опубликовано специально для Нового времени.

Тема рейдерства на протяжении второго десятка лет остается актуальной для Украины.

Этот болезнетворный «вирус» никак не исчезает и область его распространения не становиться меньше, - он лишь видоизменятся, в зависимости от экономических и политических реалий. Теперь с захватами активов или противоправным завладением собственностью со стороны третьих лиц или одного из партнеров все чаще сталкивается средний и малый бизнес. В то время как крупные компании страдают от более изощренных форм – «от проблем», которые создают государственные органы и, особенно, правоохранительные.

Алгоритм создания проблем для бизнеса или «как все начинается…»

А начинается все банально: оперативный работник одного из правоохранительных ведомств, например, пишет рапорт о том, что он «слышал» или «видел», или получил оперативные данные от «своих агентов», что «кто-то кому-то» дал взятку. Или, например, о том, что государству были причинены убытки в «таком-то размере» (и размер убытков указывается в этом же документе).

Такой рапорт оперативно передается в другое ведомство, которое имеет право расследовать данный вид преступлений (даже если и не имеет таких прав, - расследование все равно начинается). Так рождается «фактовое» дело.

Открытие «фактового» дела, дает возможность правоохранительным органам проводить любые следственные действия без каких-либо ограничений по срокам. Сколько по времени расследуются «фактовые» уголовные дела? Ответ – годами...

Для иллюстрации того, какие же следственные действия могут осуществляться в отношении крупного бизнеса по результатам открытия «фактового» дела, покажем примеры из нашей практики без названия компаний:

  • Негласные следственные действия в отношении должностных лиц компании и/или собственников бизнеса.

Что относится к негласным следственным действиям? Действующим законодательством предусмотрено огромное количество «вариаций» для деятельности правоохранительных органов. Начиная от аудио/видеоконтроля и слежения за установленным лицом, до права на обследование жилья, или обследования любого другого владения, путем тайного проникновения и с использованием технических средств в том числе.

Но, эти виды негласных следственных действий применяются редко. Самым распространённым является прослушивание, запись и протоколирование телефонных разговоров лица или лиц, которые подозреваются в совершении преступления.

Этот вид негласных действий начинается на самой ранней стадии дела, а право на их проведение дает суд. Но, такие определения судов вы никогда не найдете. Происходит это по одной простой причине: они не подлежат внесению в реестр судебных решений. Поэтому лицо, в отношении которого проводятся такие следственные действия, со 100% вероятностью знать о них не будет. «Официальная» цель таких действий – получить доказательную базу, «реальная» - получить «эпизод» для гораздо более реального уголовного дела.

  • Следственные действия, которые проводятся в процессе расследования дела.

К самым распространенным следственным действиям относятся - снятие информации с серверов мобильных операторов (получение списка звонков за достаточно значительный период времени и текстов смс-сообщений).

Такие следственные действия, так же, проводятся на основании определения суда. Они попадают в реестр со значительным опозданием и почти полностью засекречены. Найти их можно только в том случае, если компания знает об открытом уголовном производстве, осуществляет постоянный мониторинг информации, и по определенным «различалкам» приходит к выводу, что такое действие проводится именно по отношению к ее должностным лицам. Поверьте, распознать такое очень сложно.Обыск и допрос – очень распространённое следственное действие, которое проводится в каждом уголовном деле и не ограниченное количество раз.

  • Обыск возможен только на основании определения следственного судьи.

Текст решения так же не вноситься в единый реестр, лицо в отношении которого планируется проведение обыска на судебное заседание не вызывается. Следовательно, про обыск компания узнает только тогда, когда к ней уже пришли…

  • Осмотр.

Осмотр не является распространенным следственным действием, но проводится по правилам обыска на основании определения суда, которое компания также не найдет в реестре и узнает о нем, только когда наступит «время Ч».

Какие риски несут такие «наезды» на бизнес.

«Фактовые» дела расследуются годами, и годами можно проводить в отношении тех или иных компаний или должностных лиц следственные действия, включая негласные. Сроки досудебного расследования начинают идти для правоохранительных органов, только со дня предъявления лицу подозрения. С этого момента максимальный срок досудебного расследования не должен превышать 12 месяцев.

Как исправить ситуацию и есть ли выход.

Во-первых, нужно понимать и принимать риски, которые сейчас существуют для бизнеса в Украине. При этом, необходимо занимать проактивную позицию: проводить постоянный мониторинг и собирать любую информацию, которая может указывать на малейшие симптомы «раскручивания проблемы» по отношению к вашему бизнесу. Если выявлен факт существования уголовного дела и против компании и/или ее должностных лиц, проводятся хоть какие-либо следственные действия – необходимо включаться сразу. Подготовиться к обыску, подготовить персонал и контрагентов, разработать и начать имплементировать стратегию защиты. Можно ли успешно и без особых потерь выиграть этот «бой»? Ответ: можно, но только будучи качественно подготовленным к нему.